Ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 667Б История одной подводной лодки Советского Союза и России
Гремиха
Гремиха

Маяк Святоносский, Гремиха

История одного из старейших маяков Севера. Рассказы о людях


3. Маячники. Организация найма и службы персонала

Основой деятельности любой системы являются люди. Не является исключением и маячная система.
Об истории становления маячной системы в России и СССР, о людях, создававших её и служивших, в том числе на Святоносском маяке, написано очень много, за что авторам большое спасибо!
В данной статье я не пытался открыть что-то своё, у меня нет такой возможности. Задача была донести до читателя информацию из разных источников и ещё раз вспомнить о тех, кто обеспечивал бесперебойную работу маяков в сложнейших условиях Севера.

На мой взгляд, одними из наиболее полных источников о маячниках являются следующие:
Маяки России
Ю. Шухин "Коротко о развитии маячного дела в России и СССР"
На них я и опирался.
Но использовал дополнения и из других статей и рассказов, в большом количестве помещённых в интернете.

3.1. Общие сведения о маячной системе в России и организации деятельности маячников

Маяки в России были с давних времён, развитие получили при Петре I, но как таковой маячной системы ещё не было.
С 1737 г. по распоряжению Адмиралтейств-коллегий смотрителями маяков стали назначаться штурманские офицеры, после катастрофы на камнях острова Сескар на Балтике английского корабля из-за неудовлетворительной работы огня маяка. Но и эта мера не привела к качественной реорганизации управления маяками и установкой новых на опасных участках северных, южных и дальневосточных районов. Требовались кардинальные меры.

В 1802 году было создано Министерство морских сил и все маячные дела из Комитета поправления портов Адмиралтейств–коллегии были переданы в Адмиралтейский департамент Министерства. После этого отношение к маячному делу несколько улучшилось, но это улучшение относилось главным образом только к Балтийскому морю. На других же морях маячно-лоцмейстерская деятельность находилась в плачевном состоянии, а деятельность российского правительства в XVIII в. по строительству маяков и развитию маячного дела носила неорганизованный и бессистемный характер.
Так, на Белом море в XVIII в. не было построено ни одного постоянно действующего маяка. Дело дошло до того, что в 70 – 80-х годах XVIII века английский лесопромышленник Гом инициировал и профинансировал строительство на Белом море маячной башни с костровым огнём на острове Жижгин, для обслуживания которой нанял местных жителей. Иначе торговое мореплавание в Онежском заливе могло остановиться из-за высокой опасности навигационных аварий и катастроф, приводящих к большим убыткам.
Архангельским военным портом выставлялись только девять временных знаков на главном Двинском фарватере. Причем огни на них зажигались лишь в случае ожидания прихода с моря военных кораблей, коммерческое мореплавание специальными мерами не обеспечивалось.

27 мая (8 июня) 1807 г. император Александр I в г. Тильзит в Восточной Пруссии (ныне г. Советск Калининградской области) принял доклад товарища Министра морских сил адмирала П.В.Чичагова по организации маячной службы на Балтийском море.
В этом докладе, в частности, были такие предложения:
— почти все частные маяки предлагалось передать в казенное ведомство;
— учреждить должности директора маяков и двух его помощников;
— учреждить должности смотрителей маяков;
— установить порядок целевого финансирования содержания дирекции маяков и смотрителей маяков из казны;
— установить порядок обеспечения смотрителей маяков порционными (пайковыми) деньгами, а служителей маяков из числа нижних чинов – морской провизией (морским пайком).

Все предложения были приняты, царём утверждено "Положение о содержании маяков" и с тех пор 8 июня считается Днём рождения маячной службы России.
После этого, наконец, оживилось маячное строительство и упорядочилось содержание казённого персонала маяков.

На Белом море на острове Мудьюг была построена в 1818 году пара неосвещаемых створных знаков, а старая башня перенесена севернее на Никольскую косу.
В 1821, 1822 и 1828 годах были построены опознавательные башни на мысах Пулоньга и Терско-Орловский, острове Сосновец и полуострове Святой Нос.
В 1830 году начата постройка первого на Белом море каменного маяка Мудьюгский.

1 мая 1837 г. был сформирован Гидрографический департамент Морского министерства, на который возложены "… устройство и надлежащее содержание маяков, входных огней, спасательных станций, башен, вех, бакенов и других предостерегательных знаков".
Первым директором Гидрографического департамента был назначен генерал–лейтенант А.Г. Вилламов.
17 октября 1855 г. "по многосложности занятий департамента" была учреждена должность вице–директора Гидрографического департамента.
Маячное дело в России набирало обороты.

В 1860 году впервые после Крымской войны было издано описание маяков и других предостерегательных знаков Российской Империи, составленное Корпуса флотских штурманов подполковником Рогозиным.
Вице – адмирал С.И.Зеленой, вступивший в должность директора департамента в 1859 году, в отчете за 1860 год писал:
«Постепенно вводимая на наших маяках система освещения Френеля, по коей маяки эти, как блеском своим, так и изяществом своей постройки становятся на ряду с лучшими иностранными учреждениями подобного рода, указала на необходимость в радикальной перемене состава и быта нашей маячной прислуги.
Для достижения этой цели имеются в виду следующие предположения (указываю не все предложения):
1. В смотрители маяков назначать впредь способных офицеров флота, или корпуса флотских штурманов, или вольнонаемных,
2. На маяках заменять постепенно нынешнюю казенную прислугу вольнонаемной.

Эти предложения были приняты и вольнонаемная прислуга на маяках была введена в 1866 году.
На Белом море вольнонаёмные были введены на Мудьюгском и Святоносском маяках.

Организация найма и службы персонала маяков России приобрела законченный вид и в целом сохранилась до настоящего времени.

3.2. Персонал маяка Святоносский. История, события

В 1862 году было закончено строительство Святоносского маяка и обеспечивающих построек для жизни и деятельности персонала.
Для обслуживания Святоносского маяка была назначена казённая команда из семи человек — офицера-смотрителя и шести рядовых.
Первым смотрителем на Святоносском маяке был определён отставной унтер-офицер Филиппов.
Условия жизни на маяках Белого моря, а особенно самом северном на то время в Российской Империи Святоносском, были суровые. В первую же зимовку 1862/1863 г от цинги из 6 рядовых погибли 5. Смотритель маяка тоже перенёс болезнь, что и заставило его с истечением контрактного срока оставить службу на маяке.

В 1863 году вместо Филиппова был назначен новый смотритель маяка отставной унтер-офицер Алексеев.
В некоторых источниках указывается, что следующая зима 1863/1864 года принесла новые испытания для маячных команд. В эту зиму от цинги на Святоносском маяке погибла вся команда кроме смотрителя.
Так это или нет, не берусь утверждать. Возможно, что речь идёт о подобной трагедии на маяке Жужмуйский.

Как бы то ни было, эти трагические события стали предметом серьёзного анализа в Морском министерстве. Из "Отчёта по морскому ведомству":
"В суровом климате наших северных морей, в пустынных и отдалённых от всякого жилья местностях Белого моря, при постоянном одиночестве и отсутствии разумной деятельности в течение двух третей года, люди гибли от цинги, несмотря на улучшение пищи и медицинские средства. Причина смертности - упадок духа, к которому располагает угрюмая и унылая природа Беломорья и недостаток деятельности, сопряжённой с какой-либо занимательностью".
С 1864 года смотрителю и прислуге Святоносского маяка разрешено после освещения маяка выезжать в деревню Варзуга, отстоящую на 300 вёрст от маяка.
Вывозили людей по снежному насту на оленьих упряжках. На смену команде при маяке оставался на зиму лопарь, имевший опыт и привычку жизни в таких условиях. За сходную плату он соглашался зимовать на этом диком краю земли со своим семейством.
В апреле 1865 года команда вернулась из Варзуги и нашла маяк и маячное хозяйство в полном порядке.
Также с 1864 служителей маяков на Белом и Баренцевом морях начали снабжать огнестрельным оружием, снастями и приспособлениями для рыбной ловли, а также спасательным имуществом. Был издан приказ - регулярно потреблять водку с перцем, дабы не допустить случаев цинги.

В 1866 году казённая прислуга на маяке Святоносский заменена вольнонаёмной. На маяк приняты: отставной унтер-офицер - солдатский сын, мещанин, крестьянин и лопарь всего 5 человек.
Сначала нанимали вольнонаёмных только мужчин, но затем вольнонаёмным разрешили селиться на маяках семьями.
Существенно повысили и оклады. По новому «Положению о найме смотрителей и прислуги для маяков» за безупречное исполнение обязанностей служителям раз в три года выплачивалась денежная надбавка в размере 1/4 оклада.
Положили хорошие продовольственные пайки и бесплатное обмундирование. Улучшили и снабжение маяков топливом, строительными материалами и инструментом.
Доставка грузов на Святоносский маяк осуществлялась морем в губу Лопское Становище или в губу Волоковая.
Для временного хранения маячных грузов в губе Лопское Становище в 1867 году был построен сарай.

28 июля 1874 года были утверждены новые "Положения...". Для улучшения быта служащих на маяках и полного обеспечения их благосостояния в материальном и хозяйственном отношениях маяки начали снабжаться из казны главными предметами продовольствия, противоцинготными средствами, тёплой одеждой и снаряжением для звериной и рыбной охоты.

Интересна история Евлампия Павловича Багрецова, который был смотрителем Святоносского маяка с 1896 по 1917 год. Она есть, в частности, в статье о Святоносском маяке из работы Маяки России (исторические очерки), написанной руководителями Гидрографической службы (авторы А.А. Комарицин, В.И. Корякин, В.Г. Романов, ГУНиО МО РФ, 2001 г.). Эта история растирожирована в большом количестве ссылок и статей, помещённых в интернете.
В 1905 году Багрянцев получил травму, из-за которой начал терять зрение. Управляющий беломорскими маяками полковник Васильев нашел возможным оставить Багрецова на службе при условии, чтобы ему помогала жена, много лет жившая на маяке, и чтобы он нанял себе грамотного помощника.
Все последующие годы служба на маяке при полуслепом смотрителе исполнялась безупречно. Однако в Главное гидрографическое управление приходили сообщения о том, что смотритель Святоносского маяка ослеп и поэтому на нормальную работу маяка полагаться нельзя.

Для проверки в 1913 году на Святой Нос с ревизией прибыл заместитель начальника Главного гидрографического управления контр-адмирал Бухтеев. Он был удивлен отличной организацией службы на маяке, и доложил начальнику управления, что "Багрецов, будучи слепым, настолько сжился с маяком, что чувствует его работу, как свой организм. Ему заметны любые сбои в освещении, любой непорядок на вахте, он входит во все маячные дела, ему хорошо помогает его жена и помощник, который производит метеонаблюдения. Полагал бы справедливым, чтобы он за многолетнюю исправную службу был представлен к очередной награде".
После этого Евлампий Павлович проработал на маяке еще четыре года и в 1917 году передал пост своему сыну.

Об этом периоде написана ещё одна история, которая противоречит изложенной выше версии о Багрянцеве. Якобы написал её некий Сергей Шпаковский и опубликована она в книге «Женщина-воин», изданной в Буэнос-Айресе в 1969 году.
Суть статьи в следующем.
Вдали от театра военных действий Первой мировой войны, на северо-западной окраине России, первую в ту войну боевую награду получила Маруся Багрецова, двенадцатилетняя дочь смотрителя маяка, который находился на мысе Святой нос.
Долгие годы на маяке исправно служил смотритель со своей семьей и помощником. Жена смотрителя умерла, он часто болел и вскоре потерял слух, а помощника смотрителя призвали в армию. До выхода на пенсию смотрителю оставалось всего несколько месяцев, и, чтобы не потерять ее, он скрыл недуги, а дочку обучил службе на маяке, с которой она справлялась.
Однажды поздно ночью по прямому проводу из Петрограда передали запрос о британском пароходе с ценным военным грузом, сведениями о котором русская служба не обладала и не могла ответить что-либо британскому адмиралтейству. Тогда штабной офицер связался по прямому проводу c мысом Святой нос. Ему ответил детский голос.
— Кто говорит? — удивленно спросил офицер и добавил: — Где смотритель?
После заминки детский голос ответил:
— Он… он немного болен… я сама доложу.
— Кто у телефона? — сердито повторил офицер.
— Маруся Багрецова, дочь смотрителя, — послышалось в трубке.
Затем девочка, внимательно выслушав офицера, неторопливо доложила обо всех перемещениях судов, включая интересовавший офицера пароход. Полученные сведения были переданы в морское ведомство и вполне удовлетворили британское адмиралтейство.
Каково же было удивление руководства Генерального штаба, когда им стало известно о дочери смотрителя, полностью заменившей отца на службе!
Правда, через две недели на мыс, стратегическое значение которого возрастало с каждым днем, прибыли новый смотритель и группа военных связистов во главе с офицером, а старого смотрителя, несмотря на недостающие по стажу месяцы, уволили в отставку на полное пенсионное содержание.
Спустя некоторое время последовал приказ:
«В воздаяние отличной доблести, спокойствия и редко добросовестного отношения к службе в тяжелых обстоятельствах военного времени девица Мария Багрецова награждается серебряной Георгиевской медалью». Это была первая награда в Первой мировой войне на всем Поморье от Холмогор до самой Колы.
Вот такая история написана в Буэнос-Айресе.

Она тоже растиражирована в большом количестве экземпляров интернетовских источников. Было ли так, или не было, не могу сказать.
Смущает то, что персонал маяка составлял не одного смотрителя с помощником, а семь человек. И про кончину жены смотрителя в документах Гидрографической службы не говорится, как и про дочку. Может быть дочка была, но помогали Багрецову жена и сын, который в 1917 году стал смотрителем Святоносского маяка. Да и сам смотритель потерял не слух, а зрение.
И конечно же никакого прямого провода Петрограда с полуостровом Святой Нос не существовало.
Пусть читатель сам решает, что и как, я же хотел упомянуть и об этой истории для полноты информации.

В Лоции Белого моря 1913 года так описывается быт на маяке Святоносский:
"Население у Святоносского маяка состоит из смотрителя, 3 служителей и их семей. Пресная вода в озёрах, а также в ручьях губы Волоковой. Леса для дров нет, а плавник сюда выкидывается редко. На маяке имеется корова и несколько овец; можно также иногда получить дичь оленье мясо и сухую провизию".

Первая Мировая война, а затем и гражданская война в России сильно усложнили обслуживание маяков, в том числе и Святоносского. Снабжение практически сошло на нет, не хватало ацетилена, на который были переведены многие маяки. Святоносский маяк начал работать с перебоями.
Резко упала дисциплина персонала маяков. В исторических документах отражены случаи дезертирства.
Ситуация была взять под контроль только после закрепления советской власти и образованием Убекосевер. 26 февраля 1920 года, товарищем В.Н.Чичаговым, исполнявшим в тот момент обязанности командующего всеми морскими силами, а также портом Архангельска был издан приказ: "За всякий саботаж, уклонение от службы и нежелание работать и подчиняться установленным советской властью начальникам, виновные будут подвергаться тяжкой каре по военно-революционным законам".

Советский период для персонала Святоносского маяка отмечается стабильностью, пониманием важности своей работы, насыщением маяка новыми техническими средствами. Живущие на мяке были свидетелями развития системы навигационного оборудования нашего района, строительства новых маяков и знаков, возникновения Гремихи и строительства Йоканьгской военно-морской базы.
Во время Великой Отечественной войны Святоносский маяк был переведён на особый режим работы и обеспечивал плавание своих кораблей и судов как днём, так и ночью.

С развертыванием на полуострове Святой Нос подразделений ПВО жизнь маячников стала в моральном плане лучше, оторванность от Большой Земли уменьшилась.
Сестра последнего смотрителя Святоносского маяка Татьяна Алексеева вспоминает о небольшом магазине и детских праздниках в «скамейке» (дивизионе ПВО с позывным "Скамейка"), девять километров до которой добирались на лошадях, санях и другими доступными способами, чтобы посмотреть на невиданную в этих краях живую новогоднюю елку.
По воспоминаниям Владимира, сына последнего смотрителя маяка, «на световом маяке работал смотрителем дед Василий, который жил на маяке с женой Верой. Смотритель держал коня, говорил про себя: "Старый хрыч Васька и Васька конь".
Василий жил в деревянном доме-срубе ближнем к маяку, а умер в начале 70-х годов. В срубе, расположенном слева от маяка жил Алексей Галинов, командир воинской части.

В 2002 году штат Святоносского маяка составлял семь человек.
С 26 ноября 1968 г. и до расформирования маячной группы смотрителем маяка работал Горбунов Михаил Иванович, которого местное немногочисленное население называло Дядя Миша.
Родился Михаил Иванович в 1937 году в Сумской области, воспитывался в детском доме. Проходил срочную службу в пожарной части Гремихи, где остался на сверхсрочную службу. После увольнения в запас устроился начальником сирены, находившейся на мысу Святой Нос.
В 1968-69 годах Михаил Иванович сменил бывшего начальника радиосветового маяка Федорука. На тот момент штат маяка составлял 8 человек, вахту несли круглосуточно и посменно.
Служили на маяке семьи: Гуцу, Антоник, Горбуновы, Коротянские, Корягины.
Семья начальника маяка жила близ радиомаяка, располагавшегося в районе метеостанции в двух километрах к северу от маячной башни в кирпичном здании на две семьи.
Старожилы рассказывали, что на некотором удалении от жилого дома, недалеко от старого колодца, было шесть могил участников первой экспедиции, на месте могил еще в 70-80-х годах виднелись бугорки.
За долгую службу в тяжелых северных условиях в 1981 году Михаил Иванович Горбунов был награжден орденом "Знак Почета".

В 2002 году Святоносский маяк переведён в автоматический режим, а весь персонал с маяка убран. Михаил Иванович Горбунов переехал в Гремиху

Так закончился обслуживаемый период Святоносского маяка.
Теперь его изредка посещают специалисты Гидрографической службы да редкие отчаянные любители пустынных мест.

Для возврата на страницу "Маяк Святоносский" нажмите здесь


11 флпл
  © 2005-2024 рпксн К-460 Условия использования | Правовая информация | Авторские права  
Незабудкино
Сделано в nezabudkino.com